Ученые могут восстановить ход эволюции, проследить особенности развития различных групп организмов. Однако подобно тому, как нельзя сказать, откуда берется подъемная сила, удерживающая в воздухе тяжелый самолет, который только что пронесся над нами, ученые не смогут познать механизм эволюции, не смогут объяснить, почему она происходит, почему появляются новые виды и исчезают старые, если будут всего лишь знать, в какой последовательности сменяли друг друга формы, пока на Земле развивалась живая материя. Ответ на поставленные выше вопросы дала теория естественного отбора, которую выдвинул в 1859 году Чарлз Дарвин. Правда, с тех пор эта теория была серьезно дополнена, а в связи с успехами биологии отдельные ее положения значительно изменились. Но в целом она по-прежнему остается стержнем объяснения механизма эволюции.

 

Даже в потомстве одной пары родителей нет двух совершенно одинаковых особей. Но изменения бывают разными. Одни изменения возникают в результате, скажем, плохого питания животных или недостатка в каких-то солях, нужных для развития растения. В таких, плохих, условиях вырастает, например, слабый поросенок или худосочное дерево. В других, подходящих, условиях развития они были бы совсем иными — крупными, сильными.

 

Ясно, что такого рода изменения — не наследственные и вызваны они влиянием внешней среды. Есть и другие изменения, которые проявляются в любых условиях существования. У одного из далеких предков английского герцога Шрюсбери была симфалангия — срастание фаланг пальцев на руках. Такие изменения наблюдаются и в наше время: примерно один из 50—60 тысяч новорожденных имеет такое уродство. Но симфалангия в роду герцога передается по наследству вот уже 13 поколений при самых разных условиях развития. Это — пример наследственного признака.