ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЖИЗНИ

Изо дня в день, из года в год нас окружают одни и те же, на первый взгляд растения и животные: в лугах лежат зеленым ковром одни и те же травы, по цветам снуют в поисках нектара одни и те же пчелы, раздается пение одних и тех же птиц. И не сразу на ум может прийти мысль об ЭВОЛЮЦИИ, о том, что все живое подвержено непрерывному изменению.

 

Однако кажущаяся неизменность живой природы так же обманчива, как обманчиво ощущение, будто Солнце движется по небосводу вокруг Земли... Совершим же путешествие в удивительный, неожиданный мир эволюции.

 

Вот лишь несколько примеров того, какие процессы происходили буквально на наших глазах — на протяжении одного-двух поколений людей, как изменялись животные, растения и микроорганизмы, которые живут вместе с нами на Земле и без которых жизнь человека была бы бедной, скучной, а то и вовсе невозможной.

 

ЭВОЛЮЦИЯ

Солнечная Калифорния. Кругом огромные плантации цитрусовых: здесь прекрасно растут и мандарины, и лимоны, и апельсины, и грейпфруты. Правда, у них есть страшный враг — щитовки. Их самки, лишенные крыльев, похожи из-за своих восковых щитков скорее на чешуйку коры, чем на насекомых. Щитовки высасывают из растения все соки, не дают наливаться плодам. Но вот в конце прошлого века было найдено средство борьбы со щитовками — препараты синильной кислоты, или цианиды, и фермеры наконец-то вздохнули с облегчением.

 

Цианиды успешно применяли в течение нескольких лет, пока в 1914 году не произошло непонятное: хотя плантации обработали цианидами, щитовки выжили и весь урожай цитрусовых был уничтожен! Первый случай устойчивости щитовок к цианидам был зарегистрирован в садах городка Корона, а затем по калифорнийским плантациям, как от брошенного в воду камня, пронеслась волна неурожаев — красные щитовки перестали реагировать на цианиды.

 

А ведь в масштабах общего процесса развития жизни на Земле произошло мельчайшее событие: у щитовок возник один-единственный новый признак. Человек тогда, пожалуй, впервые потерпел серьезное поражение в той эволюционной игре с живой природой, которая неизбежно началась, как только в сельском хозяйстве стали использовать химические препараты. Впоследствии, когда цианиды применили против других вредителей, оказалось, что в конце концов устойчивость (или резистентность) к ним возникла во всех без исключения случаях.

 

Возникновение резистентности к цианидам — первый, но далеко не самый яркий пример эволюции такого рода. В пятидесятые годы XX века во всем мире получили широкое распространение соединения типа ДДТ -хлорорганические, фоефорорганиче-екие ядовитые соединения, убивающие насекомых: инсектициды (от лат. in-secturn — насекомое и caedare — убивать). Снова повторилось то же самое: в первые годы новые препараты действовали весьма успешно, а затем то тут, то там у насекомых возникала нечувствительность к ним, которая вскоре распространялась повсюду.

 

Сейчас в большинстве стран домовые мухи нечувствительны не только к ДДТ, но и к диэлдрину, малатиону, карбаматам и многим другим препаратам. Резистентность к используемым инсектицидам возникла и у некоторых видов комаров, у рыжего таракана, постельных клопов, вшей, клещей. В 1956 году было известно только 20 видов насекомых, на которых не действовали применявшиеся тогда инсектициды, в 1963 году их было уже 112 видов.

 

Как видим, неизменность живой природы обманчива. Невидимые силы, действующие в природе, ни на минуту не прекращают своей работы и постепенно, шаг за шагом, признак за признаком, от поколения к поколению изменяют все живые организмы. Однако продолжительность человеческой жизни слишком ничтожна, чтобы можно было наблюдать эволюционные процессы более крупного масштаба, те процессы, которые протекают миллионы и сотни миллионов лет. Правда, сегодня в руках ученых есть достаточно «инструментов», чтобы изучить, как совершалась эволюция в далеком прошлом.