Центры плотности населения какого-либо вида, которые сохраняются длительное время, называют популяциями. Важнейшей особенностью популяции является ее генетическое единство: особи, которые входят в такую группу и живут вблизи друг от друга, могут спариваться чаще, чем особи, принадлежащие к разным популяциям. Для эволюции важно, конечно, то, что при этом происходит обмен генетической информацией: ведь потомки получают половину хромосом от одного родителя, а половину — от другого. Поэтому при спаривании на протяжении ряда поколений каждая изолированная группа особей оказывается как бы единой большой системой с определенным комплексом наследственных признаков — генетическим фондом, или генофондом.

 

Схематически генофонд можно представить себе так. Допустим, что в сосуде с прозрачной жидкостью (это — модель популяции) растворяются разноцветные крупинки какого-нибудь вещества: каждая крупинка будет соответствовать взрослой особи, а их распределение — спариванию и перемешиванию генетического материала на протяжении многих поколений. Через некоторое время цвет жидкости (популяции) станет однородным, предположим — светло-оранжевым. В другом сосуде — другой популяции — цвет жидкости окажется зеленым из-за иного соотношения исходных генетических компонентов. Если капля раствора (в природе это группа особей) оранжевого цвета попадает в сосуд с зеленой жидкостью, это практически не изменит зеленый цвет на оранжевый. Другое дело, конечно, если из одного сосуда в другой начнут струиться навстречу друг другу целые ручейки (то есть наладится постоянный интенсивный обмен особями): скоро цвет содержимого сосудов станет одинаковым.

 

Если обмен особями между соседними популяциями в природе оказывается заметно большим, чем несколько процентов в каждом поколении, то очень скоро эти две группы особей приобретают общие свойства из-за полного перемешивания генетического материала. Если же обмен особями составляет лишь не более нескольких особей на каждую тысячу в каждом поколении, то каждая популяция «сохраняет свой цвет», то есть остается в то же время частью сложной системы из множества популяций, называемой видом (о виде и его свойствах разговор впереди). Теперь становится понятно, почему так важно знать, на какое расстояние действительно перемещаются особи в природе и, главное, как далеко они могут перенести свои гены и передать их следующему поколению. Выяснить это совсем не так-то просто: нужно пометить, выпустить и снова отловить множество особей животных, установить, на какое расстояние действительно разлетается пыльца разных растений, разносятся их семена.

 

Результаты таких исследований оказались во многом удивительными. Только пять из ста диких коз — косуль — убегают на расстояние до 10 км от места постоянного обитания, а подавляющее большинство всю жизнь держится на территории диаметром 3 км. У североамериканского белохвостого оленя тоже только 5% особей уходят за всю свою жизнь на расстояние до 10 км по прямой, а подавляющая часть популяции (95% особей) живет на территории диаметром около полутора километров. И дикие кролики, и европейские зайцы-русаки ведут себя очень похоже на оленей. Полевые воробьи в массе не улетают за всю жизнь дальше 400 м от места мечения.

 

А крупный американский водяной грызун ондатра, ныне заселивший подходящие водоемы почти по всей Северной Евразии, не уходит дальше 1 км 70 от места мечения, причем большая часть зверьков живет всю жизнь на пространстве радиусом около 100 м. Не многим отличается и дальность распространения пыльцы некоторых растений. Пыльца дуба в лесу, например, распространяется ветром всего лишь на несколько сот метров. Чемпионом по дальности распространения оказались среди животных чирки. Меченые в Англии птенцы чирка-свистунка были встречены затем гнездящимися за тысячи километров от родного гнезда: на Кольском полуострове и в Архангельской области, в Исландии и в Белоруссии. Все эти цифры говорят о том, какую территорию могут занимать отдельные популяции разных видов, какое расстояние достаточно, чтобы соседние популяции оказались изолированными друг от друга.

 

Отдельные популяции косули могут обитать на небольших горных грядах на расстоянии всего десятков километров, популяции воробьев могут располагаться в двух километрах друг от друга, а вот популяции уток, по-видимому, занимают территорию, равную чуть ли не всей Европе. Кстати говоря, огромная величина территории популяций уток хорошо объясняет долго удивлявший ученых факт: все утки отличаются удивительно малой изменчивостью, и среди них, в отличие от большинства других птиц, редко удается выделить подвиды. Теперь стало ясно, что все утки одного вида принадлежат к одной или очень немногим популяциям, постоянно скрещиваются друг с другом и никакого накопления новых признаков в какой-нибудь части ареала не происходит.